18 may 2018

Акцентирование гендерных особенностей мужского лица

Акцентирование гендерных особенностей мужского лица

Процедуры контурной пластики крайне востребованы у мужчин. С их помощью мы можем изменить визуальное восприятие мужского лица, придав ему более мужественные черты.

  Мир изменился. Меняются приоритеты, ценности, мировоззрение людей. Нравы раскрепощаются, рамки между полами стираются, и взгляды становятся свободными от стереотипов. В современном мире привлекательная внешность – это один из важнейших инструментов создания первого впечатления. Привлекательная внешность в значительной степени сокращает время установления контакта, что необходимо как в повседневной жизни, так и в бизнес-отношениях [1]. Образ успешного мужчины, идущего в ногу со временем, напрямую отражает его конкурентоспособность в обществе. Сейчас сложно представить преуспевающего или стремящегося к успеху мужчину без дорогого парфюма, хорошего костюма и ухоженной стрижки [2].

  Мужчины открыто, не стесняясь, используют косметические средства, посещают кабинеты специалистов эстетической медицины. Мужчина на приеме у косметолога – это повод к формированию отдельной философии.

  Среди основополагающих аспектов этой философии можно выделить:
• минимальную броскость коррекции – посторонний взгляд не должен улавливать изменения в мужском лице после посещения косметолога [1–4];
• акцентирование гендерных признаков привлекательности мужского лица [2–7].

  Создание программ эстетической коррекции у мужчин должно быть основано на понимании перечисленных аспектов и построено, исходя из анатомических, эстетических и психоэмоциональных гендерных особенностей [1, 2, 4].

  В чем же состоит красота мужского лица? Какие мужские черты так привлекают женщин и что выделяет конкурентоспособных особей? Ответ кроется в эволюционных предпосылках «лицевой мозаики» [4, 5].


  Мужские черты лица в русле философии гендера

  Мужчина – добытчик, мужчина – воитель. Тысячелетиями он охотился, добывал пищу, захватывал территорию, женщин, принимая участие в кровопролитных сражениях, избивал и подвергался избиениям. Исходя из особенностей образа жизни и гормонального статуса мужской особи, эволюционно сформировались определенные характерные черты его лица, отображающие соответствующий образ жизни. Именно эти характерные для пола черты представляют своеобразный «сертификат здоровья», или «гормональный паспорт», мужчины, который так привлекает представительниц противоположенного пола [7–9].

  Так, череп мужчины отличается от женского черепа. Он больше в размерах, массе и объеме, чем у женщин. Кости черепа толще, а объем воздухоносных пазух больше. Объем и масса мышечной ткани также больше, чем у женщин. Визуальные ориентиры выражены более отчетливо [5–12].

  Мужской лоб. Лобная кость представляет собой массивный таранный блок. Толщина кости больше, чем у женской особи. Плоскость лба имеет небольшой наклон в заднем направлении; контур лба не прямой, а нескольковолнистый. Мощно выражены бровные дуги, придающие мужскому лицу некоторую суровую брутальность [7]. Брови мужчины имеют густой волосяной покров, расположены ближе к орбитальному краю, чем женские. Форма бровей у мужчин чаще прямая, нежели изогнутая. Комплекс бровей эволюционно служил защитным механизмом органа зрения – глаз [7]. Одной из характерных особенностей мужского лба являются ранние и глубокие мимические морщины. Связано это с выраженной мышечной активностью [5–8].

  Орбитальный комплекс. Мужская орбита в отличие от женской имеет более квадратную форму, больший объем и глубину. Соответственно глаза посажены несколько глубже. Складка верхнего века более выражена. Часто выражен легкий прищур, что свидетельствует об остаточном мышечном тонусе [6, 7, 10].

  Средняя треть лица в медиальных отделах более уплощена, чем у женской особи. Менее выражен жировой компонент, в то время как костные структуры и мышечный аппарат более развиты. С относительно небольшим объемом жировой ткани в средней трети лица связны и более ранняя деградация, и птозирование тканей медиальных отделов средней трети лица [3, 7, 10].

  Нос мужчины. Привлекательной особенностью мужского лица считается нос с высокой проекцией и с наличием костно-хрящевой горбинки. Посадка носа, как правило, шире, ноздри шире и выглядят более массивно, нежели у женщин [7, 12].

  Губы мужчины относительно меньше женских, верхняя губа может быть значительно меньше нижней. Контур же и эстетические элементы губ выражены более отчетливо [7, 8, 15].

  Нижняя треть. Когда речь идет об очертаниях нижней трети лица, следует учитывать и костный остов, и мощную структуру жевательных мышц, которая эволюционно служила не только инструментом для пережевывания пищи, но и являлась своеобразным орудием для сражений [2, 3, 5, 6, 7, 10, 11, 12].

  «Волевой подбородок» – один из ярких признаков привлекательности мужского лица, а «культ нижней челюсти» преследует мужчин на протяжении веков [7].

  Ярким примером являются популярные мужчины-кинозвезды. Отличительной особенностью многих из них являются гипертрофированные контуры нижней трети лица. Волевые подбородки и мощные углы нижней челюсти характеризуют наиболее привлекательных и конкурентоспособных мужчин.

  Из всех вышеперечисленных гендерных стигм наиболее подчеркивающей и усиливающей мужественность сильной половины человечества является характерная нижняя треть лица, и именно поэтому большой популярностью у мужчин пользуется процедура волюметрической коррекции нижней трети.
 

  Перед процедурой коррекции нижней трети лица

  Прежде чем приступить к коррекции мужского лица, необходимо учесть не только особенности его костной архитектуры, но и более высокую плотность, толщину и сопротивляемость тканей.

  Гормонально-обусловленное повышенное содержание коллагена в коже у мужчин по сравнению с женщинами приводит к тому, что мужская кожа более плотная и рельефная, она толще и грубей, чем у женщин [7, 8, 13, 14, 16]. Подкожная клетчатка менее выражена, строение ее отличается от женской по толщине и направленности соединительнотканных перемычек [16]. Именно поэтому становится особенно важным выбор оптимальных препаратов для этой процедуры.
 

  Выбор оптимального препарата

  Далеко не все гели отвечают необходи- мым требованиям. Предпочтительно использование высоковязких плотных гелей с высоким индексом G’, – другими словами, формообразующих, или «базисных», гелей [17]. Например, высоким индексом G’ обладают гели, разработанные с использованием технологии многоступенчатого сита (SAX-HA™ multi sieve). Технология SAX-HA™ multi sieve – это одна из наиболее современных технологий процесса стабилизации и измельчения частиц гиалуроновой кислоты (ГК), которая позволяет добиться тонкой комбинации реологических свойств гелей. Ранее для варьирования плотностью, эластичностью и пластичностью гелей было необходимо изменять концентрацию самой ГК, либо повышать объем химического сшивающего агента, либо молекулярный вес ГК. Благодаря технологии SAX-HA™ multi sieve стало возможным корригировать вязко-эластичные свойства гелей, сохраняя постоянным их исходный состав. Придание препарату ГК определенных реологических свойств осуществляется исключительно за счет изменения размера ячеек в многоступенчатом процессе измельчения гелей ГК, а длительный процесс стабилизации гарантирует минимальное количество сшивающего агента при оптимальном индексе стабилизации. Ярким представителем подобных гелей является широко распространенный в нашей стране и в мире препарат на основе стабилизированной гиалуроновой кислоты – HAfiller™.

  Наиболее подходящий для инъекционной пластики мужского лица – самый плотный представитель линейки – HAfiller™ Sub Skin. Этот гель обладает высокими вязкоэластичными свойствами в сочетании с низким гигроскопическим индексом.


  Выбор оптимальной техники

  Следует отметить, что процедура волюметрической коррекции нижней трети лица у мужчин препаратом HAfiller™ Sub Skin может проводиться различными техниками с использованием различных инструментов. Благодаря тонко сбалансированным реологическим свойствам данный гель, несмотря на свою плотность, комфортно и без выраженных усилий «проходит» через иглы малого диаметра, в том числе 27G, и тем более через 22G и 25G.

  Выбор техник и инструментов коррекции остается за практикующими специалистами, однако мы в своей практике отдаем предпочтение при осуществлении этой процедуры канюльным техникам.

  Высокая эффективность и долгосрочный эффект связаны в том числе с высоким объемным потенциалом HAfiller™ Sub Skin и со сложной запатентованной технологией стабилизации филлеров SAX-HA™ (Self-Association Cross-Linking (X) Hyaluronic Acid) multi sieve, обеспечивающей пролонгированный срок службы интегрированных в ткань препаратов.


  Протокол процедуры

КЛИНИЧЕСКИЙ СЛУЧАЙ 1

  Пациент Л. обратился с жалобами на недостаточный объем подбородка и отсутствие выраженных очертаний нижней челюсти. Объективная картина соответствовала жалобам пациента (рис. 1А и 1Б).

  Для восполнения объемов и придания нижней трети лица более выраженных очертаний мы используем плотный гель HAfiller™ Sub Skin.

  Коррекцию медиальных отделов лица мы осуществляем тем же препаратом HAfiller™ Sub Skin посредством иглы для бужирования 21G и канюли 22G.

  Следует отметить удобную расфасовку препарата в шприце 2 мл, что дает возможность провести более полноценную коррекцию нижней трети лица.

  Предварительная разметка показана на рис. 2.

  К бужирующей игле присоединяется шприц с препаратом HAfiller™ Sub Skin. Предзаполнения (prefill) иглы не требуется. В проекции середины расстояния между точками pogonion и menton (pogonion – наиболее выступающая точка подбородка, menton – наиболее каудальная точка подбородка) проводится бужирующая инъекция вплоть до надкостницы protuberantia mentalis.



  ✍ Учитывая, что предполагается введение препарата техникой Apex (пирамидная техника), на всей высоте инъекции проводится аспирационная проба. Это означает, что необходимо извлечь иглу вплоть до дермы и ввести вновь до надкостницы, при этом оттягивая поршень с формированием «вакуумного пузыря» в шприце.


  В случае отрицательного результата аспирационной пробы проводится пирамидальная инъекция: препарат вводится медленно нанадкостнично в объеме 0,3 мл. Далее, аккуратно извлекая иглу, продолжаем апикальное введение 0,2 мл препарата. Таким образом, в первую точку инъекции суммарно вводится 0,5 мл плотного геля HAfiller™ Sub Skin.

  Затем используем канюлю 22G х 70 мм, с помощью которой проводим векторные гиподермальные инъекции по ходу проекции костного края нижней челюсти в обе стороны.

  Следующим этапом делаем бужирующие инъекции в проекции углов нижней челюсти. Инъекция осуществляется строго перпендикулярно вплоть до надкостницы угла нижней челюсти.


  ✍ Проводится аспирационная проба. Продолжительность аспирационной пробы должна составлять не менее 5–7 секунд.


  В случае отрицательного результата аспирационной пробы инъецируем препарат объемом до 0,5 мл болюсно нанадкостнично. После этого с помощью канюли 22G х 50 мм осуществляем векторные гиподермальные инъекции.

  Последним этапом выполняются более каудальные инъекции в латеральных отделах скуловой области: иглой проводят бужирование до глубины гиподермы. С помощью канюли 22G х 50 мм осуществляем гиподермальные векторные инъекции. Суммарно для каждой каудальной точки инъекции используется 1 мл препарата HAfiller™ Sub Skin.

  Результат. Акцентирование нижней трети лица у этого пациента придало лицу более угловатые и брутальные формы (рис. 1В и 1Г).

  Объемное перераспределение тканей в нижней трети лица зачастую позволяет подчеркнуть овал лица и камуфлировать проявления второго подбородка.


КЛИНИЧЕСКИЙ СЛУЧАЙ 2

  Пациент Е. обратился с жалобами на неудовлетворительную форму подбородка, отсутствие четкого овала лица (рис. 3А и 3Б).



  Изменение формы подбородка и перераспределение мягких тканей нижней трети лица у данного пациента проведено с использованием препарата HAfiller™ Sub Skin техниками, описанными выше. Полученный результат представлен на рис. 3В и 3Г. После такой коррекции за счет формирования так называемой нижней линии перераспределения тканей визуально уменьшается объем подподбородочной (субмандибулярной) области и формируются более отчетливые визуальные границы нижней трети лица.

  Возможна изолированная коррекция области подбородка без коррекции области углов нижней челюсти, что также является высокоэффективной процедурой при локальном дефиците тканей только в области подбородка.

КЛИНИЧЕСКИЙ СЛУЧАЙ 3

  Пациент В. обратился с жалобами на недостаточный объем подбородка (рис. 4А). Была проведена изолированная волюмизация подбородка препаратом HAfiller™ Sub Skin смешанной техникой. Выбрана центральная точка инъекции (более крупная точка на рис. 5А) и осуществлен перпендикулярный вкол иглы в области protuberantia mentalis. После проведения аспирационной пробы нанадкостнично имплантирован болюс 0,3 мл. Далее использованы две парасагиттальные точки инъекции (расположены на расстоянии 1 см от центральной линии – точки меньшего размера на рис. 5А) в проекции костного края нижней челюсти. Введение препа- рата в этих точках также осуществляется нанадкостнично. Объем введенного препарата – по 0,2 мл в каждую точку.




 Следующим этапом в ранее использованную для имплантации центрального болюса точку вводим канюлю 22G х 50 мм и выполняем гиподермальную имплантацию по векторам, соответствующим проекции костного края нижней челюсти (рис. 5Б). Общий объем введенного препарата составил 2,0 мл. Конечный результат представлен на рис. 4Б.



  И в заключение

  Описанные процедуры крайне востребованы у мужчин. С их помощью мы можем изменить визуальное восприятие мужского лица, придав ему более мужественные черты. Мужчины становятся более уверенными в себе. И действительно, складывается ощущение, что увеличение проекции подбородка и углов нижней челюсти формирует отличительную «волевую» черту не только внешности, но и характера ее обладателя (рис. 6).


ЛИТЕРАТУРА

[1]Чернышова Е.А. Мужчина на приеме у косметолога – случайность или закономерность? // Инъекционные методы в косметологии. – 2015. – No 1. – С. 54–59.

[2] Индилова Н.И. Герой нашего времени // Инъекционные методы в косметологии. – 2015. – No 1. – С. 3–8.

[3] Гутоп Е.О. Гендерный подход к объемному моделированию лица. Мужчина в практике косметолога // Инъекционные методы в косметологии. – 2015. – No 1. – С. 10–19.

[4] Середенко Н. Губанова Е. Гендерные особенности мотивации к эстетическим процедурам // Эстетическая медицина. – 2008. – No 2. – С. 183–189.

[5] Шерер М.А. Особенности комбинированного подхода к коррекции лица мужчин: ботулинический токсин типа А и волюметрические филлеры // Инъекционные методы в косметологии. – 2015. – No 1. – С. 26–36.


[6] Paes E.C., Teepen H.J., Koop W.A., Kon M. Perioral wrinkles: histologic differences between men and women. Aesthet Surg J. 2009 Nov–Dec; 29(6): 467–72. doi: 10.1016/ j.asj.2009.08.018.

[7] Этинеген Л.Е. Чем мужчина отличается от женщины: очерки сравнительной анатомии. – М.: АСТ-Пресс книга, 2012. – 368 с.

[8] Иванова Е.А. Эстетические аспекты гендерной анатомии лица // Метаморфозы. – 2017. – No 18. – С. 6–11.

[9] Dimitrije E. Panfilov. Aesthetic Surgery of the Facial Mosaic: Springer, 2007.

[10] Юцковская Я., Таран М. Гендерные особенности ботулинотерапии у мужчин // Косметик интернешнл. – 2013. – No 4. – С. 38–43.

[11] Zarins U. Anatomy of Facial Expressions, Exonicus, 2017.

[12] Janssen I., Hemsfield S., Wang Z., Ross R. Skeletal muscle mass and distribution in 468 men and women aged 18–88 years. J Appl Physiol. 2000; 89: 81–88.

[13]Чайковская Е.А., Шарова А.А. Почувствуйте разницу... Кожей! // Les Nouvelles Esthetiques. – 2009. – No 5. – С. 42–57.

[14] Dao H. Jr, Kazin R.A. Gender Differences in Skin: A Rewiev of the Literature Gend Med. 2007; 4(4): 308–328.

[15] Радлански Р.Д., Векслер К.Х. Лицо: атлас клинической анатомии. – М.: Квинтэссенция 2014.

[16] Данилов Р.К. и соавт. Руководство по гистологии . – Т. II. – СПб: Спецлит, 2017.

[17] Чайковская Е.А. Филлеры на основе стабилизированной гиалуроновой кислоты: уточняем дефиниции // Инъекционные методы в косметологии. – 2013. – No 3. – С. 32–39.